18+

Дмитрий Кузьмин

Материал из Гомосообщества
Перейти к: навигация, поиск

Дмитрий Кузьмин — гомосексуальный поэт и литературный критик, организатор литературного процесса, известный пропагандист гомосексуализма и гомоиерарх.

Дмитрий Кузьмин — внук известной переводчицы Норы Галь, в молодости он тоже занимался классическими переводами, но затем, отчасти под влиянием анальной поэзии Михаила Кузмина и благодаря сходству фамилий, увлекся актуальным искусством и пропагандой гомосексуализма. По мнению гомофобов, своим гомосексуализмом позорит память своей бабушки, однако известно, что Нора Галь знала о гомосексуализме внука и поддерживала его, понимая, что будущее именно за гомосексуалистами.

Официально принял гомосексуализм в 1998 году, и с тех пор активно пропагандирует гомосексуализм, в том числе пишет стихи о гомосексуализме и читает их на литературных вечерах. За это Кузьмина ненавидят гомофобы. Однажды на поэтический фестиваль во Львове ворвался гомофоб и попытался избить Кузьмина, однако в результате сам был им избит.

Кузьмин является сторонником жестких мер по отношению к гомофобам, неоднократно призывал «бить их канделябрами» и «избивать до полусмерти», чем снискал уважение в гомосообществе.

После создания в 2001 году Московского гомосексуалитета Кузьмин стал одним из первых гомопедерастов этого гомосексуалитета, продолжив трудиться на благо гомосообщества. Однако в 2014 году он переехал в Латвию, где гомосексуалистам живётся гораздо комфортнее, из-за усталости от вечной войны с гомофобами и желания посвятить остаток жизни анальной самореализации в творчестве. Гомосообщество с пониманием отнеслось к этому решению. В целях увековечивания заслуг Кузьмина перед гомосообществом он в этом же году был введён в Зал анальной славы Московского гомосексуалитета.

В Латвийской Педерации Кузьмин официально числился гомопедерастом Рижского гомосексуалитета, однако административной работой практически не занимался, посвящая все свое время творчеству. Романобеккерасты Латвии некоторое время соглашались с этим из уважения к заслугам Кузьмина, однако затем было замечено, что это отрицательно влияет на общую дисциплину в Рижском гомосексуалитете, поэтому осенью 2018 года с согласия Кузьмина ему был присвоен статус старого педераста.

Кузьмин пропагандирует гомосексуализм не только творчеством, но и собственным образом жизни. Он имеет ребенка от гомосексуалиста-трансгендера из Донецка, чем убедительно опровергает клевету гомофобов по поводу того, что гомосексуалисты якобы неспособны к размножению.

Ведет блог в ЖЖ ЖЖ-авторdkuzmin.

Гомопоэзия[править]

Многие произведения Кузьмина стали настоящей классикой анальной поэзии и часто исполняются гитарастами и прочими гомосексуалистами во время культурных мероприятий в гомосечествах, например:

— Хочу, чтобы ты взял меня на столе.
Я это уже три раза видел во сне:
ты стоишь, я лежу на спине.

— Ноги согни в коленках и в грудь мне уткни:
заодно согрею твои ступни.

Или:

Я не смог взять тебя, а ты так хотел,
так просил, сильными пальцами
так раздвигал свои ягодицы,
чтобы мне было легче войти,
а у меня уже не стоял — от усталости и недосыпа,
от страха, что тебе, в первый раз, будет больно,
от того, что две ночи и день между ними
мы занимались — —

— сняли номер

на твоё имя (с приезжих из России тройная плата),
я догадался с обеих кроватей матрасы
стащить на пол — hand-made kingsize, —
чтобы тебе, почти двухметровому, в краткие
промежутки сна не подгибать ноги,
ты догадался убогий настольный светильник
поставить за штору, чтобы мягким
красноватым светом — —

— стянул с досадой

бесполезный презерватив, липкий от крема для рук «Ромашка»,
повторяя: «Извини, это я виноват, не могу, устал»? -
ты улыбнулся: «Теперь тебе есть зачем
ещё раз приехать»? — и я откинулся на спину,
чтобы, отдаваясь, видеть твоё лицо,
напряжённо прищуренные глаза,
резкий очерк скул с трёхдневной щетиной,
судорожно сжатые губы за миг до последнего хриплого — —

— к девяти утра

надо было съезжать, я поставил будильник
на мобильном, но толком заснуть не мог,
пока ты, свернувшись калачиком,
головой прижимался к моей груди,
мы в дремоту сползали попеременно,
и однажды, думая, что я сплю,
ты прошептал: «Не хочу с тобой расставаться» — —

— в полночь в Брянске

российский паспортный контроль, и почему-то
с вокзала играет музыка, лом обходчика звенит,
переводя ручную стрелку, фонарь светит с платформы
соседу снизу, дочитывающему Перумова,
через проход раздевается некрасивый курсант,
рисунок волос на его груди повторяет твой,
вот теперь бы я — —